Медико-популяционно-генетическое изучение населения республики Татарстан проводится сотрудниками лаборатории генетической эпидемиологии ФГБУ «МГНЦ» РАМН с 2009 года. Работы проводятся в соответствии с разработанным в лаборатории протоколом [7]. Обнаружена дифференциация татарского населения по трем субэтническим группам при анализе популяционно-генетической структуры для популяций районного уровня [2]. В связи с этим возникла необходимость отдельного описания каждой из субэтнических групп — тептярей, мишарей и казанских татар. Кроме этого, остался открытым вопрос о подразделенности каждой из этих субэтнических групп. Для решения этих задач рассматривались популяционно-генетические характеристики для популяций ранга «сельсовет» и «район».

Материалы и методы исследования

Мишари — субэтнос татар Среднего Поволжья и Приуралья. Разговаривают на мишарском диалекте татарского языка. Существует несколько версий о происхождении. В XIX веке доминировала версия о подвергшемся тюркизации древнем финно-угорском племени мещёра; среди самих мишарей часто бытует мнение о происхождении из Золотой Орды. Единого мнения о происхождении мишарей в настоящее время нет. Помимо золотоордынской и мещëрской теорий рассматриваются буртасская и теория смешанного происхождения мишарей. Также дискуссионным является вопрос о происхождении названия. Помимо версии об искажённом слове «мещёра» распространена гипотеза о связи термина с названием племенного союза «можары/маджары» (известными также как «мадьяры», по ушедшей на Дунай его части) [11]. Ислам проник в среду мишарей крайне поздно, в XVI–XVII веках среди них были еще неисламизированные татары [12]. Татары-мишари, в отличие от казанских татар, формировались на землях волжского правобережья, юго-западных территориях Поволжья, в районах между Волгой и Окой и в Мещерской низменности [13].

Для исследования выбраны Буинский и Дрожжановский районы Татарстана, в которых проживают 46,6 и 27,8 тыс. чел. Эти районы выбраны из-за максимальной доли в них татар-мишарей. Районы характеризуются полиэтническим составом населения — татары 62,3% и 58,4% населения, чуваши — 21,9% и 40,5%, русские — 15% и 0,9%, соответственно [14]. Такая особенность районов позволяет, подсчитав параметры двух этнических групп, проживающих на одной территории, рассмотреть характер их взаимоотношений, определить уровни подразделенности субэтничеких групп. Использованы данные по фамилиям (NБ=2919 — Буинский, NДр=1590 — Дрожжановский), брачным записям (NБ=3422, NДр=2494) за 1990—2000 гг., демографическим анкетам (NБ=196, NДр=269), полученным путем опроса женщин постреродуктивного возраста, выполненного по нашей просьбе работниками местного здравоохранения. Сбор материала и все расчеты выполнены стандартными методами [1, 3–5, 7–10]. Для некоторых характеристик при сравнительном анализе использованы данные по другим правобережным районам Татарстана, татарское население которых также представлено мишарями, обследованным нами в процессе плановых исследований лаборатории генетической эпидемиологии ФГБУ «МГНЦ» РАМН.

Результаты исследований и их обсуждение

Оценка инбридинга. В табл. 1 и 2 представлены значения случайного инбридинга Райта и локального инбридинга Малеко в сельсоветах двух районов.

Таблица 1 — Значения случайного инбридинга Райта и локального инбридинга Малеко в сельсоветах Дрожжановского района

Дрожжановский район

а

Fst 

 1. Алешкин-Саплыкское с.п.

0,00440

0,00363

 2.  Большеаксинское с.п.

0,00585

0,00289

 3. Большецильнинское с.п.

0,01187

0,00433

 4. Городищенское с.п.

0,00823

0,00339

 5. Звездинское с.п.

0,00550

0,00311

 6. Малоцильнинское с.п.

0,00450

0,00304

 7. Марсовское с.п.

0,00781

0,00261

 8. Матакское с.п.

0,00543

0,00291

 9. Нижнечекурское с.п.

0,00528

0,00276

10. Новобурундуковское с.п.

***

0,00260

11. Новоильмовское с.п.

0,01009

0,00317

12. Новоишлинское с.п.

0,00944

0,00326

13. Село-Убейское с.п.

0,00557

0,00315

14. Стародрожжановское с.п.

0,00140

0,00119

15. Старокакерлинское с.п.

0,00624

0,00240

16. Старочукалинское с.п.

0,01252

0,00568

17. Старошаймурзинское с.п.

0,00456

0,00276

18. Чув.-Дрожжановское с.п.

0,00895

0,00517

19. Шланговское с.п.

0,01411

0,00676


Примечание. *** означают невозможность расчетов из-за недостаточного количества зарегистрированных браков.

Таблица 2 — Значения случайного инбридинга Райта и локального инбридинга Малеко в сельсоветах Буинского района

Буинский район

а

Fst 

город Буинск

0,00032

0,00059

1. Адав-Тулумбаевское с.п.

0,00779

0,00268

2.Аксунское с.п.

***

0,00391

3.Альшеевское с.п.

0,00734

0,00299

4.Альшиховское с.п.

0,00350

0,00221

5.Бик-Утеевское с.п.

0,01720

0,00364

6.Большефроловское с.п.

0,00878

0,00187

7.Бюрганское с.п.

0,01025

0,00337

8.Верхнелащинское с.п.

0,00860

0,00427

9.Исаковское с.п.

0,01164

0,00252

10.Кайбицкое с.п.

0,00727

0,00242

11.Киятское с.п.

0,00542

0,00202

12.Кошки-Теняковское с.п.

***

0,00522

13.Кошки-Шемякинское с.п.

***

0,00620

14.Малобуинковское с.п.

***

0,00520

15.Мещеряковское с.п.

***

0,00301

16.Мокросавалеевское с.п.

0,01174

0,00485

17.Нижненаратбашское с.п.

0,00384

0,00251

18.Новотинчалинское с.п.

0,00988

0,00462

19.Новочечкабское с.п.

0,00745

0,00284

20.Нурлатское с.п.

***

0,00505

21.Рунгинское с.п.

0,00488

0,00441

22.Сорок-Сайдакское с.п.

0,00944

0,00353

23.Старостуденецкое с.п.

0,00496

0,00316

24.Старотинчалинское с.п.

0,01281

0,00303

25.Тимбаевское с.п.

0,01406

0,00438

26.Черки-Гришинское с.п.

0,00697

0,00254

27.Черки-Кильдуразское

0,00553

0,00254

28.Чувашско-Кищаковское

0,00751

0,00592

29.Энтуганское с.п.

0,00743

0,00267

30.Яшевское с.п.

0,02858

0,00903


Примечание. *** означают невозможность расчетов из-за недостаточного количества зарегистрированных браков.

Коэффициент линейной корреляции оценок инбридинга, полученный различными способами через различные источники информации (случайный инбридинг — это Fst Кроу, получен через частоты фамилий, локальный инбридинг Малеко, а, получен через длины миграций), составил r=0,75±0,14 (Буинский р-н), r=0,48±0,22 (Дрожжановский район), ранговая корреляция Спирмана несколько ниже, но также положительна: 0,58 и 0,36, соответственно, что однозначно свидетельствует о корректности проведенных исследований. К сожалению, рассчитать по сельсоветам отдельные характеристики для мишарей и чувашей не представилось возможным из-за отсутствия точных данных об их численном соотношении в сельсоветах. По этническому составу регистрируемых в сельсовете браков мы смогли лишь определить преобладающий по численности этнос. Средневзвешенное значение случайного инбридинга для сельского населения Буинского и Дрожжановского районов 0,00345 и 0,00338, локального — 0,00790 и 0,00693, соответственно.

Этническая ассортативность и интенсивность метисации

Этническая брачная ассортативность татар-мишарей в Буинском районе составила 1,58 и 1,63 в Дрожжановском, чувашей — 3,93 и 2,45, соответственно, русских — 3,60 (Буинский район). В Черемшанском и Алькеевском районах, также населенных татарами-мишарями, чувашами и русскими, наблюдается сходная картина — этническая ассортативность татар-мишарей 1,93 и 1,67, русских — 3,21 и 3,13, чувашей — 3,96 и 3,28, соответственно. Данный феномен мы уже неоднократно наблюдали в наших исследованиях: наибольшую этническую ассортативность имеют представители наиболее малочисленных этносов. Действительно, в Нурлатском районе (44% татар) этническая ассортативность татар становится 3,43, превышая этническую ассортативность 25% русских (2,13) и 29% чувашей (2,56). Интенсивность метисации татар с представителями других этносов в Буинском районе составляет 5,5%, в Дрожжановском — чуть больше 2%. Для того, чтобы половина татарского населения получила гены представителей других этносов при такой интенсивности метисации потребуется 12 и 31 поколение, соответственно. Интенсивность метисации татар-мишарей мы оцениваем как крайне низкую.

Эндогамия и гаметный индекс. Индекс эндогамии, подсчитанный по татаро-татарским бракам, составляет 0,72 в Дрожжановском районе и 0,59 в Буинском для популяций ранга «район». Определив долю коренного населения как корень из индекса эндогамии, выясняем, что 85% татар Дрожжановского района и 77% Буинского являются местными уроженцами. Эндогамия райцентров низка: 0,08 и 0,15, соответственно, что говорит о высоком уровне миграций в райцентры, в основном за счет своего района. Эндогамность чувашей (ИЭчув=0,71) Дрожжановского района соответствует таковой для татар, для Буинского — чуть выше (0,65). В Черемшанском районе эндогамия татар и чувашей также совпадает (0,68 и 0,70, соответственно).

Гаметный индекс подсчитан для пар «мать-ребенок» по демографическим анкетам для популяций ранга район в предположении, что все дети женщины рождены по месту ее проживания, и составляет для татар-мишрей 0,88 в Буинском районе и 0,92 в Дрожжановском, для чувашей — 0,83 и 0,91, соответственно. Таким образом, миграционная активность мишарей и чувашей не является этнически приуроченной.

Фамильный ландшафт. Главной особенностью фамильного ландшафта Буинского и Дрожжановского районов (рис. 1) является наличие двух кластеров, соответствующих татарскому (первый) и чувашскому и русскому населению (второй), расположенные друг к другу по принципу «пазла», которые формально должны быть нарисованы взаимопересекающимися. Граница между районами фактически отсутствует как в «татарском», так и в «чувашском» кластерах. Это свидетельствует о наличии лишь этнической подразделенности на исследуемой территории. Аналогичный «пазл» наблюдался и при анализе фамильной схемы Черемшанского района [6].

Рисунок 1 — Схема фамильного ландшафта Буинского и Дрожжановского районов

Репродуктивная характеристика. В табл.3 представлены репродуктивные и возрастные показатели мишарей и чувашей Буинского и Дрожжановского районов.

Таблица 3 — Репродуктивная характеристика мишарей и чувашей

 

Показатель

татары-мишари

 чуваши

Буинский район

 Дрожжановский район

Старое Дрожжаное

Буинский район

 

Дрожжановский район

Общее число анкет

124

71

103

58

81

Среднее число беременностей

6,39±0,36

6,07±0,41

5,79±0,59

5,07±0,30

5,87±0,34

Среднее число живорождений

3,11±0,12

2,77±0,14

2,25±0,10

3,05±0,19

3,21±0,20

Среднее число мед.абортов

2,96±0,31

3,13±0,33

3,31±0,50

1,71±0,24

2,40±0,25

Доля женщин, не делавших медабортов

17,70 %

14,10 %

17,50 %

34,5 %

21,9 %

Среднее число выкидышей

0,23±0,05 

0,11±0,05

0,20±0,07

0,16±0,07 

0,21±0,06

Среднее число мертворождений

0,20±0,04

0,06±0,04

0,05±0,03

0,16±0,05

0,10±0,04

Среднее число доживших до репродукции

2,94±0,12

2,73±0,14

2,19±0,10

2,93±0,17

3,10±0,20

Среднее число умерших детей

0,18±0,04

0,04±0,02

0,06±0,02

0,16±0,08

0,11±0,04

Длина поколения

27,46±0,32

26,19±0,36

26,61±0,29

27,76±0,44

27,08±0,34

Доля позднорожающих женщин

12,30 %

9,30 %

5,20 %

16,3 %

12,2 %

Возраст рождения первого ребенка

23,41±0,39

22,74±0,40

23,84±0,31

23,62±0,55

23,05±0,36

Доля старых первородящих

29,10 %

24,20 %

35,10 %

27,6 %

25, 0 %

Возраст рождения последнего ребенка

31,39±0,56

29,08±0,57

29,31±0,43

31,57±0,78

31,13±0,58

Возраст менархе

14,00±0,17

14,61±0,18

14,22±0,11

13,98±0,18

14,92±0,18

Возраст наступления менопаузы

48,14±0,44

48,02±0,48

49,05±0,49

50,29±0,55

48,46±0,50

Im

0,060

0,015

0,027

0,053

0,036

If

0,191

0,169

0,200

0,204

0,338

Itot

0,263

0,187

0,231

0,268

0,386


И у тех, и у других отмечается расширенный характер воспроизводства. По основным репродуктивным и возрастным показателям не обнаруживается существенных различий между мишарями и соседствующими с ними чувашами. Это свидетельствует в пользу постулата, что в современных популяциях человека репродуктивное поведение определяется в первую очередь комплексом социальных факторов. При графическом анализе индекса Кроу в осях Im, If отмечается близкое расположение мишарей и чувашей Буинского района и значительное отдаление их в Дрожжановском (рис. 2).

Рисунок 2 — Графический анализ индекса Кроу в осях Im, If

Здесь мы имеем дело с феноменальным артефактом, обусловленным малыми выборками: среди опрошенных чувашек Дрожжановского района оказалась женщина, родившая и вырастившая 14 детей, что обеспечило очень высокую дисперсию числа детей в выборке (3,25), и, соответственно, высокий индекс фертильности, обусловивший сдвиг вправо по оси абсцисс точку, соответствующую чувашам Дрожжановского района. Заметим, что по индексу смертности низкое расположение мишарей Дрожжановского района также определяется незначительным количеством анкет (N=71), поэтому в дальнейшем анализе нами будет рассматриваться объединенная выборка мишарей Буинского и Дрожжановского районов. Такое объединение представляется нам корректным, поскольку по основному генетико-демографическому показателю — эффективной плодовитости — статистически достоверных различий не зафиксировано. Для чувашей райцентра Старое Дрожжаное 13 собранных анкет оказалось категорически недостаточно для проведения сравнительного анализа.

Таким образом, татары-мишари и чуваши, проживающие на одной территории, практически не смешиваются и ведут сходный образ жизни, оцененный по миграционной активности и рождаемости. Подразделенность популяции имеет лишь этнический характер.

Работа выполнена при частичном финансировании РФФИ (11-04-00012, 12-06-00004, 12-04-00122, 14-04-00525, 14-04-10075) и ФЦП «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технического комплекса России на 2007–2012 годы», государственный контракт № 02.512.11.0001.

Список литературы

  1. Бочков Н.П., Николаева И.В., Тихопой М.В. и др. Брачная ассортативность в населении современного города // Генетика. — 1984. Т. 20. — № 7. — С. 1224–1229.
  2. Ельчинова Г.И., Игумнов П.С., Зинченко Р.А., Гинтер Е. К. Медико-генетическое изучение населения Татарстана. Сообщение 3. Популяционно-генетическая характеристика // Медицинская генетика. 2012. — № 9. — С. 41–48
  3. Ельчинова Г. И. Методы обработки популяционно-генетических данных: структура брачных миграций. // Медицинская генетика. — 2004. — т.3, № 4. — С. 185–192
  4. Ельчинова Г.И., Кривенцова Н. В. Методы обработки популяционно-генетических данных: списки избирателей. // Медицинская генетика, 2004. — т. 3. — № 5. — С. 220–225
  5. Ельчинова Г.И., Зинченко Р.А., Осипова Е. В. Методы обработки популяционно-генетических данных: демографические анкеты // Медицинская генетика. — 2004. — т. 3. — № 7. -С.313–320
  6. Ельчинова Г.И., Васильева Т.А., Зинченко Р. А. Анализ популяционно-генетической структуры населения Татарстана через фамильный ландшафт // Вестник Московского унивеситета. Серия 23. — Антропология. — 2013. — № 1. — С. 120–126
  7. Наследственные болезни в популяциях человека // Под ред. Е. К. Гинтера. М.: Медицина. — 2002 — 303 с.
  8. Сavalli-Sforza L.L., Bodmer W. F. The Genetics of Human populations // San Francisco: Ed. W. H. Freeman and Company. — 1971. — 965 p.
  9. Сrow J. F. Some possibilities for measuring selection intensities in man // Human Biology. — 1958. — v. 30. — P. 1–13
  10. Morton N. E. Isolation by distance in human populations // Ann. Hum. Genet. — 1977. — 40. — Р. 361–365
  11. http://ru.wikipedia.org/wiki/%CC%E8%F8%E0%F0%E8 (13 марта 2013)
  12. http://сувары.рф/ru/taxonomy/term/554 (13 марта 2013 г.)
  13. http://tatary1.narod.ru/mishari.htm (13 марта 2013 г.)
  14. http://www.valerytishkov.ru/cntnt/publikacii3/kollektivn/na_puti_k_/respublika8.html (26 января 2010)

Библиографическая ссылка

Ельчинова Г. И., Васильева Т. А., Эльканова Л. А., Зинченко Р. А. Татары-мишари: популяционно-генетическая характеристика // «Живые и биокосные системы». – 2013. – № 3; URL: http://www.jbks.ru/archive/issue-3/article-19